Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Главные новости

«Воскресное чтиво» на Day.Az: «Лотерея»

Суббота, 26 сентября 2009

Мы призываем наших читателей

продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные

публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии,

традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а

также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

 

1

 

В городе стояла невыносимая жара. Июль был в самом разгаре. Передвигаться и жить без кондиционера просто не представлялось возможным. Голова вентилятора поворачивалась то влево, то вправо, словно ища ответа на вопрос: что же происходит тут? К чему вся эта комедия?

 

- Ну что? Вроде ничего не забыли? – Он бегло осмотрел комнату ещё раз и остановился на ней.

 

Его просто тошнило от ее необычной красоты. Ее выворачивало наизнанку от его накачанных бицепсов. Она часто ловила себя на мысли, что наверняка многие женщины просто мечтали бы попасть к нему объятия, а она лишь брезгливо увертывалась от его поцелуев. И, наконец, свобода. Больше не будет этих поцелуев, больше не будет шумных разборок, сцен ревности (с его стороны, конечно же), слез в подушку и этой бесконечной безвыходности. Больше ничего этого не будет. Сегодня наконец-то они получили долгожданный штамп о разводе.

 

- Ключи повешу в коридоре. Если хочешь, смени замок. Если не доверяешь.

 

- Да нет, что за глупости, Зейнал. Все в порядке. Мы же договорились расстаться друзьями.

 

- Да… – он отвернулся, разглядывая их фотографию на стене. Там он нежно обнимал ее за плечи, и, казалось, не будет предела их счастью. Но, оказалось, предел все-таки существовал. – И как мы до этого дошли с тобой, а?

 

- Не знаю… Наверное, с самого начала всё шло к этому. Может, так и лучше. Все делается к лучшему.

 

Она задумалась. Точнее, погрузилась в какую-то кому. Очень сильно болела голова, ныло тело. Хотелось выспаться и забыть все, что было прожито. Хотелось начать все заново, с нуля. Но впереди было еще очень много дел, надо было все успеть, всё уладить. «Успеть бы» неизменно проносилось в мыслях. С начала года она настолько привыкла к этому «успеть бы», что даже иногда повторяла это вслух, вызывая недоумение прохожих.

 

От полудремотного состояния ее разбудил хлопок двери. Все. Он ушел… она его отпустила с миром… теперь можно начинать все с начала. Точнее, заканчивать…

 

2

 

Адрес она определила практически сразу. Деньги и знакомства решают все и везде. По номеру телефона не трудно было определить улицу, номер дома и квартиры. Теперь ее несло к этому адресу желтое такси. В ЖЭКе удалось выяснить состав семьи: трое – он, жена Ульвия и сын Фуад. Долго она перечитывала это… Жена, сын… сын, жена… где То мгновение, которое разделило их? Какая секунда, будь она неладна, сработала не так? В какую минуту она струсила и не догнала его тогда, на улице?.. Может быть, тогда было бы все иначе? Может быть, сейчас в этой справке из ЖЭКа значилось бы ее имя? Кто знает…да ладно… всё к лучшему… главное «успеть!»… «Успеть бы!»… Улица находилась на другом конце города. Далековато… но ничего. По сравнению с теми годами, которые она прожила зря это расстояние раз плюнуть…

 

Спустя минут 20 такси замедлило ход и начало петлять среди домов и уютных двориков. Вот она, табличка дома номер 30. Остаётся только найти квартиру 79. А вот и квартира… Ничем не примечательная железная дверь с табличкой номера, обычная кнопка звонка, аккуратный, чистый половик. Господи! Остается только нажать на звонок и все. И мечта станет явью, все сны осуществятся, все то, о чем она мечтала, воплотится в жизнь. Он откроет дверь, конечно же, сразу узнает ее (ведь он каждый день приходил к ней в сны, как же тут не узнать!), распахнет ей объятия, и они будут жить вместе долго-долго, воспитывая в мире и любви двух детей – мальчика и девочку. «Дура!» – подумала она про себя. «Глупая дура! Все у тебя не как у людей! Вот и поделом тебе! Мучайся!!» У нее был сильный характер, это знали все. Вот и теперь она приняла решение бесповоротное и твердое.

 

3

 

Рука сама нажала на звонок. За дверью раздались детские шаги, точнее, бег, затем что-то грохнулось и разбилось, и уже через секунду на пороге открытой двери стоял чудный мальчуган лет 4-5.

 

- Хала, вам кого?

 

- Извините, пожалуйста, он у меня такой озорник. Не дает нам возможности к двери подойти, сам открывает, – суетливо застегивая рубашку, вмешался мужчина, показавшийся в коридоре.

 

На миг у нее закружилась голова и обмякло все тело. Что-то очень сильно защемило в груди, в горле застрял ком… Она инстинктивно схватилась за дверной проем, чтобы не упасть.

 

- Что с вами? Вам плохо?

 

- Нет, нет. Все в порядке, просто, наверное, жара. Извините.

 

- Могу вам чем-то помочь? Уля, воду принеси! – крикнул он куда-то в глубину.

 

- Да нет, что вы, не беспокойтесь. Я на минуту. Я из агентства – она еле выдавливала из себя слова и, видимо, поэтому голос стал вдруг какой-то скрипучий и с хрипотцой.

 

- Из модельного? – он оглядел ее с ног до головы.

 

- Да нет. Спасибо за комплимент, – она попыталась улыбнуться, но, скорее, скорчила какую-то гримасу, полную боли и отчаяния. – Я из частного агентства «Сервис плюс ЛТД». Дело в том что…

 

- Да вы проходите, что ж вы в дверях застряли, – он улыбнулся, и ей показалось, что земля уходит из-под ног. Глаза вдруг стали мокрыми, а ком в горле разрастался до таких неимоверных размеров, что мешал дышать. – Уля, что там с водой?

 

В коридоре показалась милая женщина лет 28, довольно стройная, довольно симпатичная и аккуратная. «Ульвия. Так вот этот ангел, которому суждено его оберегать и хранить в этой жизни… Спасибо тебе, Господи, что ты послал ему ее. Спасибо, что не меня… Она, наверняка, души в нем не чает – готовит по утрам ему завтрак, стирает белье, вместе с ним ужинает, делит с ним постель, чувствует его объятия и поцелуи… Он, наверное, ее боготворит, она ведь преподнесла ему царский подарок – родила сына… Счастливица… Что ж, Ульвия, храни его в этой жизни, ну а в другой об этом позабочусь я». На долю секунды что-то похожее на зависть закралось в ее душу, но она быстро овладела собой.

 

- Спасибо, не беспокойтесь, ханум. Это, наверное, от жары.

 

- Из агентства какого-то, говорит. Наверное, опять опрос какой-то, – шепнул он жене на ухо.

 

- Да вы проходите, у нас прохладно, – Ульвия улыбнулась и жестом пригласила гостью зайти. – Обувь не снимайте, я еще не успела прибраться. С этим маленьким бесом у нас сплошной дурдом.

 

- Сколько тебе лет, шейтанчик? – Она присела на корточки и взяла малыша за обе руки. «Боже мой! Такие же жгуче-черные глаза, полные света и доброты, такой же орлиный подбородок, такой же взгляд, полный мужества и решимости. Сила воли и твердость характера – все точь-в-точь как у него. Спасибо тебе малыш, что ты пришел в этот мир. Спасибо, что родился здоровым и красивым, как отец. Ведь это я тебя вымолила у Бога… Вымолила у него долгими молитвами, вымолила, чтобы твой папа был счастлив… расти большим, малыш, у тебя все будет хорошо».

 

- Титыле, будит пять!!

 

- О, какой большой! Аллах сахласын!

 

- Дай Бог вам тоже таких, если еще нету, – с нескрываемым чувством гордости пожелала Ульвия.

 

- Спасибо, пока нету.

 

- Будут, куда денетесь, – ради приличия добавил хозяин семейства.

 

«Будут?» Ком в горле уже не позволял дышать. Видимо поэтому ноздри расширились, пытаясь захватить хоть немного воздуха из этого паршивого мира. «Да что тебе известно обо мне? Никогда не было и не будет у меня детей! Понятно? Понятно тебе?! Мне же врачи приговор поставили – даже не надеяться, даже не сметь надеяться!! Понятно тебе? Понятно тебе, почему тогда, много лет назад я не догнала тебя и не позвонила? Может, теперь ты поймешь, почему я избегала общения с тобой?

 

Потому что любой, кто видит меня больше 10 минут, влюбляется!! Влюбляется, а через 20 минут предлагает руку и сердце! Такая уж я уродилась! До уродливости красивая и до уродливости обаятельная…Тебе понятно, почему я боялась твоей любви? Раскрой пошире уши и слушай!!! Потому что хотела тебе счастья! Хотела, чтобы у тебя были дети, семья, здоровая жена рядом, а не…».

 

- Да вы присаживайтесь. Из какого вы сказали агентства?

 

- Из частного агентства «Сервис плюс ЛТД» – почти прошептала она заранее зазубренный текст. – Это новое агентство по недвижимости. Дело в том, что наша фирма скупает дешевые дома…

 

- А потом раздает их людям, – сострил он и сам же расхохотался над своей удачной шуткой.

 

- Дай человеку договорить да, – улыбнулась Ульвия.

 

- А вы не шутите, – она тоже попыталась улыбнуться, – буквально раздает. Сейчас я вам все объясню – «Господи, хоть бы поверили!!»

 

- Значит так, наша фирма скупает дешевые или ненужные дома.

 

- Бывают и такие? – с каждым новым звучанием его голоса ей становилось все хуже и хуже, слабели руки, еле сжимающие сумку, заплывали пеленой глаза. «В романах я читала, что от голоса любимого по душе мед разливается. Почему же у меня наоборот? Все не как у людей!»

 

- Конечно, бывают, – она старалась держаться, и, чтобы окончательно не упасть в обморок, нужно было лишь одно – не смотреть ему в глаза. Во что бы то ни стало не смотреть, чтобы не расплакаться и не сорваться с намеченного пути. «Я сильная, я справлюсь! Главное успеть!» – Это недвижимость, которую некому завещать, то есть у хозяев нет наследников, родственников. Мы скупаем эту самую недвижимость, а после смерти … – тут она осеклась и немного откинулась на стуле. «Господи, какое дурацкое слово» – а после смерти завещателя продаем по тройной цене.

 

- А мы причем? У нас вроде никто помирать не собирается…

 

- Не дай Бог! Здоровья вашей семье и долголетия! Вы при том, что раз в год у нас разыгрывается лотерея среди жителей Баку. И один из таких ненужных домов мы дарим победителю. Дарим бесплатно. Ваша семья может стать участником этой лотереи, подписав всего несколько бумаг.

 

- Как здорово! Может нам повезет? Фарид, соглашайся – глаза Ульвии загорелись озорным огоньком.

 

- Не торопись, Уля. А что за бумаги надо подписывать? Вы еще и нас без дома оставить можете. Сейчас полно всяких мошенников в городе. – Он ещё раз оглядел ее с ног до головы не без тени сомнения во взгляде.

 

- Я вас ни к чему не принуждаю. Наша фирма очень известна и следит за своей репутацией. – Она улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, которой не раз сводила с ума ненужных ей мужчин. – А если вы не хотите, то найдётся полно других желающих. Просто мы предлагали вам шанс. Попытать счастья. Может, вам повезло бы больше, чем другим. Ну не хотите, как хотите. Не смею вас больше отвлекать. – Она привстала со стула.

 

«Черт! Сама Джулия Робертс позавидовала бы сейчас моему актерскому мастерству! Родной мой, милый мой, соглашайся, пожалуйста, останови меня!»

 

- Подождите, только подписать и всё? Платить никому ничего не нужно?

 

- Нет, платить ничего не нужно.

 

- Ну, Фарид, ну, пожалуйста. Хочешь, я подпишу? – Ульвия вся горела огоньком авантюрного азарта. – Что с тебя убудет, э?

 

- Ну ладно, давайте сюда, что подписывать? – конечно же, он не мог не осчастливить своего ангела. – Раз женщины просят! – он улыбнулся жене и ей одновременно. «Господи, сколько раз я вспоминала эту улыбку, родной. Сколько раз одно только воспоминание о тебе дарило мне жизнь и спокойствие, как эликсир молодости».

 

Она поспешно достала какие-то бумаги, полные таблиц, прочерков, печатей.

 

- Вот это все, я вам помогу.

 

Он сел рядом и она невольно вдохнула воздух поглубже, чтобы ощутить его аромат и успеть подхватить тот углекислый газ, который он только что выдохнул.

 

- Да, ваша помощь мне понадобится. Тут столько всякого, – он немного растерянно стал разглядывать все эти юридические бумаги и сомнительного рода печати.

 

- Вот это согласие на участие в лотерее, это подтверждение того, что к вам приходил агент фирмы, то есть я, – она опять улыбнулась ему от всего сердца, когда еще выпадет возможность похвастаться ему своей красотой.

 

- Да уж… видать, агентство мощное.

 

- Конечно, мощное. Вот здесь везде стоят подписи Селимова Ахмеда Ниязовича, знаете такого?

 

- Заместитель министра юстиции? – удивленно вскинула брови Ульвия.

 

- Того самого. Так что вся документация, сейчас и в дальнейшем, будет охраняться законом.

 

- Здорово! – уже с немного прибавившейся уверенностью он ставил свою размашистую подпись в очередной бланк.

 

Пока он подписывал документы, она незаметно разглядывала его правильный профиль, склонившийся над бумагами, взглядом ласкала его черные как смоль волосы и челку, немного спадающую на лоб. Много раз она представляла в мечтах как будет нежно играть с его волосами, гладить его голову, ласково произнося его имя… «Как хочется провести кончиком пальца по твоим бровям, милый. Я часто так делаю соседской малышке, чтобы она быстрее уснула… Как хочется поцеловать тебя в опущенные веки, прикоснуться щекой к твоим губам, родной… хочется стать маленькой-маленькой и зарыться у тебя в груди, проникнуть в самую душу, в самое сердце… хочется…»

 

- Ну вот, вроде все, – он внезапно поднял глаза и столкнулся с ней взглядом. – Кажется, все, – несколько смущенно добавил он. Глядя в непривычно зеленые, нехарактерные для бакинских девушек глаза, невозможно было не смутиться. – Девушка, я вас нигде раньше не мог видеть?

 

- Ой, ну не при жене да, – расхохоталась Ульвия, – стандартный вариант знакомства.

 

«А она к тому же с чувством юмора. Молодец Бог! Именно такую я хотела видеть рядом с ним».

 

- Нет, я серьезно… вы по телевизору, может быть, выступали?

 

- Хорошая у вас память! Я там рассказывала о нашей фирме в одной из передач – вовремя сориентировалась она. «Какой к черту телевизор, никогда в жизни не была на телестудии. Значит, ты меня все-таки запомнил… Почти 13 лет прошло, я сильно изменилась, стала соблазнительной, почти роковой женщиной. Когда ты меня видел, родной, я была ещё ребенком… Наверное, все-таки запомнил… Счастье мое, спасибо, что узнал, спасибо, что оставил у себя где-то в подсознании… Спасибо тебе, жизнь моя!»

 

- Я же говорю! – весьма довольный собой он протянул ей бумаги и ручку. – Это ваше. Нам чужого не надо.

 

- Спасибо.

 

- Вам спасибо. Выпейте чаю, – предложила Ульвия.

 

- Нет, нет, не беспокойтесь, ханум. Мне пора. Еще много дел ждут… Надо идти… – Она окинула взглядом комнату, немного привстала и опять села.

 

- Может все-таки еще посидите? Вам, кажется, опять плохо, – он заботливо подложил под спинку стула подушку, чтобы ей удобнее было сидеть.

 

- Нет, нет, все в порядке. Эта дурацкая жара…

 

- Да уж… Скорее бы зима.

 

- Да… Скорее бы. – «Зима? Нет, не надо зимы… Задержи зиму, мой родной. Задержи ее, пожалуйста… Может, хоть ты сможешь ее задержать?» – Ну вот и все… Вроде все сделала… Мне пора идти.

 

У нее был сильный характер. Поэтому она буквально рывком встала со стула и решительно направилась к двери.

 

- Ну что, шейтанчик, пока! – обратилась она к малышу, – Слушайся родителей и вырастишь большим- пребольшим!

 

- До сколой встлети, хала!

 

- До скорой встречи? Нет, не дай Бог! Удачи вам в лотерее, надеюсь, вам повезет.

 

- Спасибо, надеемся. До свидания.

 

Он закрывал за ней дверь. Она окинула его пронзительным обжигающим взглядом, жарким и полным любви взглядом. Такого взгляда, таких глаз она не дарила еще ни одному из своих поклонников, берегла для него, одного и единственного. Дверь, выждав пару секунд для приличия, закрылась…

 

- Странная девушка, – он задумчиво закрывал дверь на замок – такой взгляд, прям как рентгеном, прожигает.

 

- Все красавицы тебя как рентгеном прожигают, – Ульвия нежно дала ему подзатыльник.- Озорник! «Где я вас видел, где я вас видел!» Сейчас главное в лотерее выиграть!

 

- Да зачем мне эта лотерея? Ты мой единственный и самый удачный выигрыш, любимая!

 

4

 

У нее был сильный характер. Она и сама это знала. Тогда почему же она, спустившись на пару этажей, присела на лестнице и расплакалась? Слезы катились сами по себе, казалось, им не будет конца… Этот ком, стоявший в горле, выходил наружу с неимоверной болью, казалось, вместе с ним выйдет наружу вся ее душа, все ее нутро. Машинальным движением она нащупала в кармане мобильный телефон, набрала знакомый номер.

 

- Ало, дядя Ахмед? Это я, все в порядке, я всё сделала. Все необходимое он подписал. Остальное все в ваших руках. Я надеюсь на вас, дядя Ахмед.

 

Друг отца, а после его смерти почти ставшей ее тенью, оберегавший от всех и вся высокопоставленный чиновник был для нее просто дядей Ахмедом, на которого она всегда могла положиться, и единственный в этом мире, которому она доверяла.

 

- Ты умница, девочка моя – голос замминистра стал непривычно мягким и нежным. – Не думай ни о чем, я сделаю все, как ты скажешь, доченька.

 

- Спасибо вам…

 

5

 

Лето, вдоволь наигравшись лучами солнца и показав себя во всей красе, незаметно уступило место осени… Желтые листья, покинув свои привычно насиженные места, немного потоптались на земле, и, изрядно потрепанные под ногами прохожих, решили и вовсе покинуть этот ненадежный мир, укрывшись толстым слоем белого снега. В Баку пришла зима… Для кого-то просто зима, а для кого-то…

 

- О Боже, и в воскресный день поспать не дадут!! Опять или хлорка, или подаяние просят, – он в сердцах откинул одеяло в ответ на звонок в дверь, раздавшийся в 7 утра.- Что за район! Ни зимой, ни летом, покоя нет! Хоть один день выспаться можно будет?

 

Натянув брюки и, потянувшись было за рубашкой, но потом, решив, что слишком жирно будет утруждать себя ради какого-то там проходимца, он решительно направился к двери, стараясь не разбудить окончательно жену и ребенка бурей своих эмоций. Но в парадной его ожидал непривычно аккуратно и дорого одетый мужчина лет 60, с непривычной для его возраста гордой осанкой, и умным, уверенным в себе, взглядом. Приятно пахло дорогим одеколоном и чем-то еще очень дорогим и далеким, видимо, высокой должностью. Ступеньками ниже стоял молодой парень, накачанный до таких пределов что, казалось, стоит до него дотронуться, и он лопнет, так и не продемонстрировав всей своей силы.

 

- Селимов Ахмед Ниязович, замминистра юстиции, можно пройти? – представился пожилой мужчина.

 

- Ни фига си…. Извините. Да, конечно можно, проходите. – Он неловким движением попытался прикрыться дверью, но, поняв, что выход в свет неизбежен, предстал перед замминистра во всей своей красе.

 

- Полад, подождёшь здесь, – обратился чиновник к молодому парню, – никого не впускать!

 

Парень лишь кивнул в ответ и занял позицию Цербера у двери снаружи.

 

- Вы, вы… к нам, ко мне? Вы, наверное, ошиблись адресом. – Он все еще не мог поверить в то, что происходит, и от души надеялся, что это всего лишь сон – дурацкий, никчемный сон.

 

- Я никогда не ошибаюсь, – отрезал Ахмед Ниязович, – Сядьте и приготовьте ручку.

 

Чиновник, оглядевшись по сторонам, уверенно расположился в кресле, и указал хозяину дома на стул напротив.

 

- Вы, насколько я понимаю, Мамедов Фарид Огтай оглы?

 

- Правильно понимаете, – решил сострить Фарид, но по немигающему взгляду Ахмед муаллима понял, что шутка была неуместна.

 

– Да, это я, – исправил себя Фарид.

 

- В лотерее фирмы «Сервис плюс ЛТД» участие принимали?

 

- Какой лотерее? Сервис чего?

 

- Летом к вам девушка приходила – тут Ахмед муаллим почему то отвернулся и надел темные очки хотя в комнате не светило солнце, – красивая девушка…

 

- Ах да, что-то припоминаю… Там дома какие-то завещания… ой, мы уже и забыли про это…

 

- Поздравляю вас! Вы выиграли, – буквально рявкнул госчиновник.

 

– Я лично пришел оформить все необходимые документы, только не надо об этом распространяться, в мои обязанности не входит расхаживать по утрам по квартирам.

 

- Я выиграл? Как? Это шутка?

 

- По вашему, я похож на шутника? – уже сердито процедил Ахмед муаллим.

 

- Нет, не очень – Фарид окончательно растерялся, все перемешалось у него в голове, он отчаянно пытался вспомнить, какие документы он тогда подписывал, словно под гипнозом, у юной красавицы.

 

Ахмед Ниязович открыл портфель стоимостью как вся годичная зарплата Фарида, достал оттуда какие папки, бланки, печати и разложил все это на журнальном столике рядом с собой.

 

- Ознакомьтесь с вашим выигрышем. Трехкомнатная квартира в центре Баку, там же под домом гараж, в нем – машина марки «Ниссан»… Далее… Строящаяся новостройка в районе Гянджлика, там у вас одна комната… Потом… Дом в Шеки, в нем 2 этажа, на каждом по 4 комнаты плюс санузел и, наконец, пустая земля в пригороде Баку в поселке Мардакян, там у вас 5 соток. Все. Подпишитесь здесь, здесь и здесь.

 

От всего вышеперечисленного у Фарида закружилась голова. Теперь ему казалось, что это не дурацкий сон, а довольно-таки приятный, и совсем не хотелось просыпаться.

 

- Это все теперь мое? – запинаясь, рискнул переспросить Фарид.

 

- Теперь ваше.

 

- Я помню, девушка говорила тогда что-то вроде завещателя без детей и без родственников. Можно узнать, от кого все это осталось?

 

- От одного человека. Его уже нет в живых.

 

- Аллах ряхмят елясин! Я сожалею…

 

- Вы тут ни при чем, сделали всё возможное, но так и не удалось спасти. В начале года врачи поставили диагноз – острый лейкоз, а время дали до зимы. Так оно и получилось…

 

Ахмед Ниязович поплотнее придвинул темные очки и прикрыл лицо руками.

 

- Жалко… А молодой был?

 

- Молодой…

 

- А на фотографию его можно взглянуть?

 

- Нет, я думаю не стоит… В завещании этого не было сказано…- Ахмед муаллим приник и незаметно схватился за сердце, – Ну ладно, у меня времени мало, а вы все со своими расспросами, я ведь не отдыхаю по воскресеньям как некоторые…

 

- Да, да, конечно, – Фариду стало стыдно за свои 4 воскресенья в месяц и 35-дневный отпуск, – мне тут расписаться?

 

- Да, я покажу.

 

Процесс переоформления занял минут 25. Каждую подпись Фарида заместитель министра скреплял какой-то внушительных размеров печатью и подтверждал не менее внушительных размеров подписью.

 

- Ну, вот и все! Я выполнил свой долг, – Ахмед Ниязович посмотрел в окно, куда-то вдаль, – имущество теперь ваше, как говорится «саглыгнан», – тут он впервые улыбнулся, – по завещанию прежнего владельца оно перейдет далее, вашим детям. Еще раз поздравляю.

 

- Спасибо, я немного в шоке. Не думал, что у нас в Баку действуют такие благотворительные фирмы.

 

- Какие фирмы?

 

- Ну… эти… как там… «Сервис плюс что-то».

 

- А, ну да, конечно… Действуют, действуют, конечно же…

 

Ахмед Ниязович сам открыл дверь и под чутким наблюдением накачанного Цербера сел в поджидавший его внизу «Мерседес». Машина, чуть слышно шелестя колесами, оставила темные полосы на невинно белом снегу и скрылась из виду.

 

Опомнившись от шока и удивления, вновь перечитав и перелистав бумаги, которые ему буквально всучил высокопоставленный человек, Фарид наконец-то поверил, что это был не сон, а удивительная, можно сказать, нереальная реальность. Он влетел в спальню, растормошил Ульвию, вкратце рассказал ей суть и долго пытался привести ее в чувство, доказывая клятвами, что это все не шутка.

 

- Вот это да!! Вот это лотерея! Вот это выигрыш! – не могла прийти в себя пораженная Ульвия. – Слушай, а, может, найдем ту девушку, которая приходила, и что-то вроде подарка дадим? Ведь с ее лёгкой ноги выиграли.

 

- Можно… она номер телефона оставляла? Нет вроде, и номера фирмы нигде нет… Как я не догадался спросить у Ахмед муаллима, – Фарид пробежал глазами документацию пытаясь найти адрес или телефон фирмы, но тщетно.

 

- Ну ладно, она наверняка сама нас уже и не помнит! Слушай, а, давай-ка, сегодня этот выигрыш отпразднуем! Пойдём втроем куда-нибудь, посидим, а можно даже на новом «Ниссане» прокатиться!

 

- Конечно, я тоже об этом подумал, милая. Это обязательно надо отпраздновать!

 

6

 

Где-то вдали сурово выл зимний ветер, пытаясь что-то рассказать людям. Тихо падал снег, даря кому-то радость, а кому-то грусть… Где-то вдали нежно и печально раздавался азан, празднуя ее сороковой день перехода в мир иной… мир счастливый и бесконечный…

Источник: Day.Az – Все новости Азербайджана