Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Независимый взгляд: российский публицист, журналист Ю.Помпеев о войне в Карабахе

Пятница, 19 июня 2009

Bakililar.AZ начинает публикацию глав известной книги российского журналиста Юрия Помпеева «Кровавый омут Карабаха».

"КриК" после Ходжалы

До чего ж терпелива и снослива душа русского литератора! Ему плюй в глаза – скажет, божья роса. Так и я четыре с лишним года почти с олимпийским спокойствием, прерываемом иногда то всхлипом, то проклятием, взирал на черную тучу, распластавшуюся над карабахским нагорьем. Как она то завертью крутилась, то спускалась вероломной воронкой, вздымая и захватывая виром не только пыль, песок и камень, но и человеческие жизни без разбору, будто колосья с вороха. Как клочья этой смерчевой тучи, начиненцые чумным ядом пещерного национализма, мечутся над суверенными землями и нейтральными водами.

И как Александр Исаевич Солженицын в сентябре 1990 года, обустраивая Россию, посильно, в скобках, мимоходом сообразил: Карабах, мол, в свое время отрезали Азербайджану, какая разница – куда, лишь бы угодить в тот момент сердечному другу Советов – Турции. И будто плетюхнул с казацкой удалью писатель-христианин по глазам целого народа, исконно удобрявшего и столетьями вспахивавшего эти нагорья, задолго до мира в Гюлистане и Туркменчае. И содрогнулся от боли в своем шушинском мавзолее поэт Молла Панах Вагиф, карабахский визирь, сторонник союза с Россией еще в конце XVIII века. И ведь внес это скобковое замечание Александр Исаевич по генной коньковой ориентации на армян имперских сил России, видевших в них свою главную опору на Кавказе. А то, что эта опора, кровью зацементированная, шатка и коварна, вермонтскому затворнику неужели неведомо? Ведомо, – но как не высказаться за христианский форпост России, кроме кровавых распрей, ничем в истории не отмеченный. Ради того, чтобы лишний раз уколоть Ильича – первого, который, к слову сказать, держиморд российских всегда осаживал – и в Закавказье, и в Украине.

Что уж говорить о бывших смиренниках, российских интеллигентах, которые уже не позаглазью, а прилюдно оборачивались соавторами и режиссерами успешного разгрома, переворота и страшного беспорядка в доме, называвшемся недавно одной шестой.

Я терпел упреки собственной совести за молчание, когда невинная кровь детей, стариков и женщин уже не просто становилась бедой и уликой, снилась по ночам, но и кровью смывалась, а ложь оборачивалась красной речью и заполоняла словоблудием высокие трибуны и эфир. Эта болезнь, кстати, больно заразная: разолгавшихся не уймешь. И какая сила примера: власти лгут, а нам не велят?! Ну уж?..

Что предавало силы в позорном тумане долготерпения? Русская надеюшка на то, что ложь доведет до правды, до истины той неведомой силы, что толкает преступника в овраг – взглянуть на безвинную жертву, брошенную им когда-то в валежнике. Правильно говорят: не будь лжи, не стало бы и правды. Ведь и ложечка для раздачи святого причастия в старину именовалась лжицей.

Не сомневался я, что начнут проговариваться расторопные деятели, когда и под их ногами затрещит по швам и обручам не валкая, казалось, остойчивая палуба Федерации, и от колотухи вечевых колоколов ""всю Россию затрясет в ознобняке", как говаривал покойный Федор Александрович Абрамов.

И – началось. Беру навскидку самые последние (март 1992 года) признания лидеров "КриК"а – Комитета российской интеллигенции "Карабах".

"Мы своими руками создаем Карабахи" – озаглавил свою статью в "Комсомольской правде" Андрей Нуйкин (он же – А.Тарасов).

А вот Федор Шелов-Коведяев, когда-то доверенное лицо Г. Старовойтовой на выборах в Ереване, а ныне -первый зам. министра иностранных дел России, в интервью на борту самолета ИЛ-68, выполнявшего рейс Брюссель-Москва, назвал иных виновников драмы:

"Конфликт в Нагорном Карабахе – это хорошо спланированная. заранее подготовленная акция, провести которую выпало коммунистическому руководству Армении… Лидеры "карабахского движения" гипертрофировали принцип самоопределения нации, доведя его до той крайности, за которой начинается сепаратизм".

Весьма туманно, как и положено дипломату: одни "спланировали, заранее подготовили", другим "выпало", а третьи "гипертрофировали".

Зато словесная ухватка Галины Старовойтовой, советника президента России по межнациональным проблемам , "цинковой леди", "нашей Тэтчер", воинственна до дрожи:

"Даже если бы Армении не существовало, Азербайджану все равно пришлось бы иметь дело с карабахской проблемой".

Вот ведь какая мистика: даже если бы и Азербайджана не существовало, нам, современникам Г.Старовойтовой, все равно пришлось бы иметь дело с карабахской проблемой. Такова логика государственной дамы: пришлось бы, и вся недолга. И напрасно попрекает ее двойным стандартом Николай Ильич Травкин, сторонник самоопределения Крыма: крымская карта наравне с карабахской были сброшены на игральный стол "пробными камнями" перестройки. Двум национальным проблемам посвятил свое письмо в начале 1988 года на имя М.С.Горбачева Андрей Дмитриевич Сахаров: праву крымских татар жить на родине и передаче НКАО в состав Армянской ССР. Тогда же Г.Старовойтова переехала из Ленинграда в Москву для работы в новом Центре по изучению межнациональных отношений при Президиуме Академии наук СССР, имея в научном багаже одну книгу о положении этнических меньшинств в городах на примере татарской, эстонской и армянской общин Ленинграда. Однако выбор АД.Сахарова и Е.Г.Боннэр, как показали ближайшие события в Ереване и Степанакерте, оказался безошибочным.

И вот теперь, спустя четыре года, в условиях острейшей информационной войны вокруг Карабаха, я решился предпринять это рискованное расследование, потому что понял: выжидать чего лучшего нет мочи. Это не значит, что я уж совсем молчал. В начале декабря 1988 года опубликовал в "Лeнингpaдcкoй правде" личное обращение к писателям Азербайджана и Армении, ко всем гражданам двух республик. Тот "Голос тревоги" был оплеван "патриотами" ряда российских изданий из-за действительно неуклюжего упрека в адрес русского народа, а потому я приведу это обращение с купюрой: в нем пульс тех первых дней декабря 1988 года, до землетрясения в Армении; еще мир не знал всего масштаба изуверской депортации почти двухсоттысячного азербайджанского населения из районов вокруг Севана, где их предки жили по меньшей мере пятьсот лет; да и сведения о ночном избиении митингующих 5 декабря при "очистке" спецназовцами площади имени Ленина в Баку не достигли моего родного Ленинграда. Вот этот текст:

"Находясь за тысячи километров от вас, переживая за все происходящее в древнем Закавказье, я мучаюсь от бессилия в поисках помощи. Такое состояние бывает у постели страдающего близкого человека, когда от беспомощности чувствуешь вину перед ним. Но постоянно думая о выходе из создавшейся ситуации, я с каждым доем убеждался, что зло рождает только ответное ожесточение, кровь требует крови, ненависть опутывает не только живущих сегодня, но и тех, кто родится завтра, тысячи совершенно безвинных людей, которые могут стать жертвами взаимной неприязни и бойкота своих ожесточившихся предков.Так, не задумываясь о будущем, поколения дедов, отцов и, к несчастью, матерей обрекают на взаимную вражду будущих детей и внуков, тем самым унижая свои народы.

Нынче, к великому несчастью, по многим объективным и субъективным причинам, страсти в ваших республиках накалились до предела. Десятки безвинно погибших, сотни раненых, десятки тысяч бездомных, обезумевших от горя и страха за своих детей и близких. Какие слова и обещания могут заставить поверить друг другу? Призывы к добрососедству, дружбе и согласию вызывают свист и возмущенные крики на митингах. Как сохранить каждому себя, своих жен и дочерей, сыновей и мужей, укрепить веру в свой народ?

Предлагаю в преддверии Нового года провести всесоюзную минуту молчания в память о погибших жителях ваших республик и роинах, пришедших на помощь. И в течение этой минуты пусть каждый азербайджанец и каждый армянин вспомнят хотя бы одного человека другой национальности (а я уверен, что у обоих народов таких знакомств немало) – товарища и друга, соседа по дому и сослуживца по работе, родственников со смешанной кровью, за чью жизнь, судьбу и кров ты бы сам заступился, прикрыл собой, защитил от насилия и нападок. И думая об этом ОДНОМ, каждый остановился бы, стряхнул с души ожесточение и двинулся навстречу другому.

Националистическая злоба страшнее стихийных бедствий и СПИДа – она пожирает души людей и превращает нас в двуногих пещерожителей.

Подогревая разгоревшиеся страсти, обвиняя друг друга, мы можем оказаться в положении растерявшихся в автобусе детей, ставших заложниками в руках террористов, – коррумпированных кланов, не желающих расставаться с властью в условиях перестройки.

Комендантский час и присутствие войск в республиках – это не выход. Выход – в интернационализме, в его неистребимых народных генах. Давайте думать и искать в этом направлении. Предоставим слово человеческому разуму. Только этот голос, единый для всех наций и народностей, может возвысить достоинство Человека и определить нашу общую судьбу".

Сей прекраснодушный призыв был опубликован 7 декабря 1988 года и был перечеркнут не только землетрясением: из недр правозащитного "КриК"а ни единого миротворческого слова не проросло.

Последней же каплей, переполнившей четырехлетний кровавый омут Карабаха, стала звериная расправа над спящими жителями города-поселка Ходжалы в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года. Всякие сравнения с Хатынью или Сонтми неуместны: там каратели не коллекционировали скальпы, тем паче – ушные раковины беззащитных людей, они их убивали без затей..

"В Ходжолы осталась только мертвые" – воинственно оповестили мир ’’Московские новости". Бог, казалось, действительно умер. Корреспондент Виктория Ивлева шла, по ее признанию, не в первом, а во втором эшелоне атакующих, и на подступах к Ходжалы заметила, что навстречу ей "движется что-то, напоминавшее облако". Облако оказалось толпой полуодетых людей: "Последней в толпе турок шла женщина с тремя детьми. Босая, по снегу. Она еле передвигалась, часто падала. Оказалось, что самому маленькому из ее детей два дня".

Дальнейшую судьбу этой женщины и ее детей, как и сотен беженцев из того "облака", я проследил на телевизионной пленке, звуковую дорожку которой заполнили рыданья оператора. "Облако" расстреливали на пологом склоне прямой наводкой, люди падали навзничь, ликом к Богу, который покинул их навсегда.

На одной из фотографий Ивлевой – имя-то какое: Виктория! – четверо доблестных фидаинов над трупами поверженных "азеров"; так снимались фашисты в победном угаре на фоне виселиц.

Не смея каждого читателя отсылать к фоторепортажу Виктории Ивлевой, воспользуюсь описанием экипировки "героев национально-освободительной войны", которую дает в журнале "Pro Armenia" Константин Воеводский, к стыду моему, земляк и тоже правозащитник из "КриК"а":

’’Большинство облачено в подобие формы десантника, защитного или черного цвета. На поясе и крест-накрест на груди – ленты с патронами, за спиной – автомат или карабин, на ремне – пистолет, а то и два, рядом -одна-две лимонки". Устрашает вас? Ежели не вполне, товот дополнение летописца: "В нагрудных карманах на держателях от авторучек сидит несколько маленьких самодельных бомбочек". Хватит!

Разве фотографии В.Ивлевой – не документ для международного суда в Гааге? И это не единственные свидетельства кровавой расправы. Просто "Московские новости", первыми начавшие воспевать фидаинов, не могли больше трех недель скрывать эти зверства от информированного Запада, как Чернобыльскую аварию.

Так подумалось сразу, а затем – мысль: не будет никакого суда, авторы и исполнители приказа "В Ходжалы оставить только мертвых" исправно выполнили его и осознают себя вполне безнаказанными, как черти в омуте. Разве осудил эту человеконенавистническую акцию Комитет российской интеллигенции "Карабах"? Помилуй Бог.который умер: "КриК", видно, научился различать у мусульман и христиан эту красную жидкость, которая обращается в живом теле каждого из нас силою сердца. Да и война кровь любит, крови просит, – считают защитники и правозащитники Карабаха.

Сердце кровью обливается, как только припоминаю циничное признание "КРиК"уна Нуйкина: "Мы своими руками создаем Карабахи". А теперь он вправе добавить: и Ходжалы.

Мне, русскому литератору, ровно за месяц до ходжалинского разбоя стало очевидно, что готовится, как и в январе 1990 года, массовое кровопролитие в Азербайджане. "Радио, ТВ, многие газеты ежедневно нагнетают антиазербайджанские страсти, – писал я в телеграмме на имя Бориса Ельцина и Руслана Хасбулатова в воскресенье 26 января 1992 года. – Посредничества не получилось. Ясно, что под эгидой России готовится кровавая расправа в Карабахе, брошенном на произвол боевиков и особого полка России". Призывал российские власти вывести из Ханкенди (Степанакерта) 366-й полк и предотвратить готовящуюся бойню.

Солдат 366-го мотострелкового полка Виктория Ивлева во время штурма Ходжалы не видела: понятно, она шла с фотокамерой во втором эшелоне атакующих. Зато наблюдала собственными глазами армейскую бронетехнику и артобстрел города, предшествовавший захвату.

Небезразлично для сюжета, что в то же время, 26 и 27 февраля, около полутора суток пробыл в Гяндже с миссией мира министр иностранных дел Ирана Али Акбар Велаяти. Он так и не смог вылететь в Ханкенди: безопасность полета армянская сторона не гарантировала, несмотря на достигнутую накануне договоренность о прекращении огня. Этот мораторий стал для ходжалинцев договором о прекращении жизни. Поездка Велаяти в зону необъявленных военных действий срывалась преднамеренно и нагло: профессиональные убийцы из числа фидаинов и солдат особого полка России доказывали всем сторонам, что никакие миссии мира и согласия им не нужны. Путь, избранный ими, – эскалация агрессии и насилия.

В среду, 26 февраля 1992 года, я записал в дневнике:

’’Нехватка достоверной информации, водопады лжи комментаторов отбивают охоту жить. Телекадры горящей Шуши, сопровождающие тексты "Вестей" и "Новостей" об обстрелах Степанакерта, оказываются не случайны: у азербайджанской стороны, по сведениям радио "Свобода", нет установок "Град", из этих установок вооруженные силы марионеточной НКР уничтожают Шушу и Ходжалы, и многочисленные азербайджанские села в долинах Карабаха и при этом запускают снаряды по окраинам своей же столицы, а в центре Степанакерта сжигают горы дырявых автопокрышек и прочего мусора, чтоб они дымили неделями. Так что истина пробивается, в том числе и о наемниках среди армянских боевиков. О последних – двух парнях (Алик Кан и Володя), дезертировавших из воинской части в Грузии, прочитал в номере парижской "Русской мысли", напоенной не просто звериной ненавистью к Союзу (может быть, простительной некоторым авторам, да и высокооплачиваемой), а – стремлением вселить ненависть друг к другу на чужой для них российской земле и всех без исключения перессорить: православных и мусульман, азербайджанцев и русских, гражданских и военных, реалистов с авангардистами, русскую церковь с зарубежными пастырями и т.д. и т.п. Мир в наших краях для них неприемлем. Вражду нужно сеять и в стане побежденных, безжалостно и нагло. В каждом номере "Русской мысли" – статьи или интервью деятелей "КриК"а: они вездесущи. От дурмана этой информационной белены становится не просто тошно, – душу обуревает тлен. Дурно пахнущие лживые слова мертвы и отравляют нас подобно трупному аду. Елена Боннэр хриплым голосом опровергает число жертв в Ходжалы: их, мол, какие-то десятки, а не сотни и тысячи. И ей верят, вдове Андрея Дмитриевича Сахарова, правозащитника, так и не вступившегося за несчастных месхетинцев, репрессированных в самом апофеозе перестройки, зато грудью вставшего на сторону Затикяна, Степаняна и Багдасаряна, террористов партии "Новая Армения", организовавших взрыв в московском метро в январе 1977 года, в результате которого погибли десятки невинных людей. Откуда такая избирательность Нобелевского лауреата? Но об этом – речь впереди. Пока же уместно привести еще одно свидетельство "Московских новостей" в номере от 15 марта 1992 года об участии армянских террористов из зарубежья в карабахских событиях. На вопрос: "Так есть ли в Армении террористы армянской диаспоры" корреспондент "МН" Иосиф Вердинян отвечает кратко: "Есть" и приводит обширные воинственные заявления своего собеседника 34-летнего Вазгена Сисляна, приехавшего два года назад из Ливана туристом. Засвеченный на дерзких акциях в парижском квартале Усман (сентябрь 1991 года) при захвате СО заложников и в Будапеште (декабрь 1991 года) при покушении на турецкого посла Бедреддина Тунабаша, этот боец АСАЛА ("Армянская тайная освободительная армия") свое национальное достоинство защищает теперь, убивая доухдневных детей в Ходжалы. Почему бы и нет? "Закон на стороне силы", утверждает Вазген Сислян и его российские покровители из "КриК"а. Неужели неведома нашим интеллектуалам простейшая истина, гласящая, что кесарю – кесарево, а слесарю – слесарево, и что профессиональный убийца и насильник, промышляющий на заложниках (одна голова – канистра бензина), детях и женщинах, национальность свою и достоинство давно потерял.

В одном из сел пограничного с Азербайджаном Шамшаддинского района, по свидетельству журналиста Ю .Аракеляна, в 70-х годах был воздвигнут памятник в честь М.Алиева, М.Мамедова, С.Шакибекова и других коммунаров, которые в 1920 году пришли на помощь осажденным армянам, доставляли керосин, хлеб, зерно. Под азербайджанскими фамилиями резец армянского мастера высек мудрую строку: "Хлеб-соль – не расстреляешь"Хлеб-соль – не расстреляешь!"

Сегодня тот родник-памятник уничтожен, расстреляны и хлеб, и соль.

Как мы дошли до этого? Давайте вспомним.

Продолжение следует…

Источник: Bakililar.AZ: новости Азербайджана