Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Независимый взгляд: российский журналист Ю.Помпеев о войне в Карабахе. IV глава

Понедельник, 22 июня 2009

kababakh

Bakililar.AZ продолжает публикацию глав известной книги российского журналиста Юрия Помпеева «Кровавый омут Карабаха». Глава четвертая: Год 1989-й: географ Скибицкий, профессор Свентоховский и рабочий Поярков.

Год 1989-й: географ Скибицкий, профессор Свентоховский и рабочий Поярков

Вдаваться в дебри исторических споров о территориальной принадлежности нагорной части Карабаха я не собираюсь. Поддерживает меня в этом, как ни странно, и главный редактор армянского вещания радио "Свобода", один из лидеров партии Дашнакцуттон Эдуард Оганесян. В армянском клубе Мюнхена он встретился со старшим "мучным сотрудником Института кибернетики АН Азербайджана Асафом Гаджиевым и высказал такую точку зрения, запечатленную на видеокассете:

"Практически проблема территориальных притязаний, проблема того, кто из нас лучше, у кого какая история – это чушь… Я объясню свою мысль. Армяне говорят, вот была Великая Армения, и тогда Карабах входил туда. Значит, он и сегодня должен входить в нашу территорию. Сейчас говорить об исторических правах -это ошибка нашей стороны".

На задней стене мюнхенского клуба – и это запечатлела видеокассета – во время разговора висела ярко раскрашенная карта мифической Великой Армении, а Э.Оганесян продолжал:

"Как армянские интеллектуалы, мы решили, что в создавшейся ситуации (беседа протекала в январе 1991 года – Ю.П.) Карабах должен принадлежать территориально и юридически Азербайджану. Я пришел к этому выводу политически. Мы на это пойдем в ответ на то, что вы, азербайджанцы, согласны обеспечить жизнь карабахских армян в армянских ценностях". (Цитирую дословно, как было сказано – Ю.П.].

Что подразумевал под армянскими ценностями Э. Оганесян, мы еще должны выяснить. Ведь не посоветовали же мюнхенские интеллектуалы Дашнакцутюна Верховному Совету своей метрополии отменить антиконституционное постановление о присоединении НКАО к Армении или разоружить отряды фидаинов? Конечно,нет. Хотя Гаджиев передал им трагическое послание 122-х карабахских армян: нам надоело в течение трех лет быть заложниками ереванских бородачей и "отцов нации". Попробуй не выйти на митинг или на демонстрацию, попробуй выйти на работу во время забастовки в Степанакерте. Все это – националистический террор. Чем он кончается, известно. Прислушаемся к мнению Рамазана Абдулатипова, одного из лидеров российского парламента:

"Если сегодня какой-то армянский лидер и скажет, что азербайджанцы нам не враги, а друзья, – то его, возможно, завтра же и уничтожат. Почему? Потому что он сам возвел национальные принципы в высшую степень, довел массы до психоза. Скрытый заряд начинает действовать против того лидера, который и созывал свой народ под знамена войны и мести".

Сведениями о преследовании миротворческих лидеров я пока не располагаю, зато примеров жестоких расправ националистов с рядовыми карабахцами хоть отбавляй.

Привожу рассказ Ашхен Григорян, технолога Шушинского хлебозавода, после памятного заседания Президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года:

"Говорю о наболевшем. Азербайджанский народ ни в чем не виноват. Во всем виноваты армянские экстремисты. Мы спокойно жили и работали. Армянские экстремисты надумали идею о передаче Карабаха Армении. Но мы прекрасно знаем: Карабах был и будет принадлежать Азербайджану. Решение Президиума Верховного Совета СССР восприняла с удовольствием, ведь я молилась об этом же. И даже на радостях купила три килограмма шоколадных конфет, которые, по обычаю., раздаривала всем знакомым и незнакомым людям. По пути к дому встретилась с корреспондентами, которым рассказала о своих чувствах. Вскоре об этом была передача по Центральному телевидению.

К сожалению, моя радость длилась недолго. Из Степанакерта позвонили мне и сказали, что меня убьют, почему я даю такие "концерты". Я ответила: вы восемь месяцев давали концерты, а я лишь пять минут.

Зорий Балаян в ереванской газете "Коммунист" опубликовал статью, в которой меня оскорбил, написав, что, якобы, мне передали килограмм конфет, после чего избили, а затем – убили…

Я бы сказала Зорию Балаяну, чтобы он не распускал всяческие слухи. Зорий Балаян и есть враг армян".

Вот таков эмоциональный рассказ Ашхен Григорян, кстати, депутата городского Совета Шуши. Подобные угрозы: убить, скомпрометировать, объявить коллаборационистом – указывали на то, что необъявленная война принимает гражданский характер, как во времена Франке в Испании.

Любой мирный шаг на пути трезвого изучения развернувшейся кампании за изменение статуса НКАО пресекался не только на месте, в Степанакерте или Шуше, но и в Москве. Когда 25 марта 1988 года первый заместитель Председателя Бюро Совета Министров СССР по социальному развитию Владимир Лахтин заявил в "Известиях", что "по обеспеченности, скажем, жильем НКАО в 1,4 раза опережает средние показатели в остальном Азербайджане", что "есть и. другие показатели, по которым в области положение лучше, чем в обеих союзных республиках", в редакцию пришел тот же Зорий Балаян и заявил: "Невозможно впредь действовать прежними методами". Естественно, что такую же позицию занял и новый партийный лидер НКАО Г.Погосян. Тезис же об ущемлении прав армянского населения области, подхваченный дружно средствами массовой информации, благополучно пронесен до сегодняшнего дня. Тот факт, что НКАО – единственная, пожалуй, автономная область в Союзе, в школах которой изучается история не той республики, в которой эта область находится, а другой (в данном случае, Армянской ССР), невозможно было обнародовать ни в одном органе центральной печати. Как и то обстоятельство, что трудности с дорогами, газо- и водоснабжением испытывают, в первую очередь, села области с азербайджанским населением. Ясно было, что выделенные Москвой 400 миллионов рублей капитальных вложений Г. Погосян осваивать не станет: планы-то были другими.

Любопытно, что первым, кто поддержал идею "исторической принадлежности" Карабаха к Армении, оказался академик Сахаров, выразивший в "Московских новостях" уверенность в том, что "Верховный Совет СССР еще вернется к этой проблеме и решит ее положительнo". Тогда же, в марте 1988 года журналист Гаджи Гаджиев направил открытое письмо академику, которое в "Московских новостях" опубликовано, естественно, не было, но появилось с некоторыми комментариями за рубежом.

О чем же писал азербайджанский журналист прославленному академику?

"При всем моем глубоком уважении к Вам, как выдающемуся физику нашего времени и общественному деятелю, меня поразил Ваш поверхностный подход к этому деликатному вопросу. Поэтому считаю своим долгом рекомендовать Вам более глубоко ознакомиться с вопросом армян и выяснить для себя" каким образом они расселились на нынешней территории Советского Союза, в том числе в Азербайджане и даже в Армянской ССР".

Гаджиев ссылался на исследования историка Б. Ишханяна и приводил цитаты из его книги "Народности Кавказа", изданной в Петрограде в 1916 году: "Действительная родина армян, в древнеисторическом смысле Великая Армения, находится в Малой Азии, т.е. вне пределов России", и еще: "Армяне, проживающие в Нагорном Карабахе, частью являются аборигенами, потомками древних албанцев, сохранивших христианскую веру, а частью беженцами из Турции и Ирана, для которых азербайджанская земля стала убежищем от преследований и гонений". Трудно сказать, обратился ли Аадрей Дмитриевич Сахаров к труду Б.Ишханяна, но общеизвестна записка Александра Сергеевича Грибоедова "О переселении армян из Персии в наши области" 1823 года, помещенная в двухтомнике его сочинений. Грибоедов, непосредственный участник и высокопоставленный исполнитель переселенческой политики, дипломатично признавался:

"Мы немало рассуждали о внушениях, которые должно делать мусульманам, чтобы помирить их с нынешним их отягощением, которое не будет долговременно, и искоренить из них опасение насчет того, что армяне завладеют навсегда землями, куда их на первый раз пустили. В том же смысле говорено мною и полицмейстеру, членам правления и ханам, которые у меня здесь были".

Опасения мусульман, как видим, оказались небеспочвенными. Колониальная политика России, завоевавшей в начале XIX века Закавказье, включала в себя прежде всего массовое переселение иранских и турецких армян в новые пределы империи и одновременное выселение азербайджанцев в Иран и Турцию. По свидетельству историка H.Шаврова, "при размещении переселенцев русское правительство старалось убавить значение мусульманского элемента в данной местности водворением в ней армян". Ко времени публикации книги Н.Шаврова "Новая угроза русскому делу в Закавказье". – а это 1911 год. – по его подсчетам, "из 1 млн. 300 тыс. душ проживающих в Закавказье армян более 1 млн. не принадлежит к числу коренных жителей края и поселены нами". Среди местностей, в которых были размещены армяне-переселенцы, историк упоминает "Нагорную часть Елизаветпольской губернии", а это и есть нынешний Нагорный Карабах.

"Традиционно гостеприимный и широкий душой азербайджанский народ, – писал Гаджи Гаджиев Андрею Сахарову, – во все времена давал убежище угнетенным и гонимым, независимо от их национальной принадлежности, в том числе и армянскому народу".

Правоту Гаджиева подтверждают многочисленные русские деревни в различных районах Азербайджана, где живут потомки изгнанных когда-то из России молокан и староверов, интернациональный характер древнего Баку, да и приют тысяч турок-месхетинцев, изгнанных из Ферганы.

"Хочется, чтобы Вы были справедливы, объективны и не потеряли бы доверие людей", – пожелал в своем открытом письме академику Сахарову Гаджи Алигейдар оглы Гаджиев в марте 1988 года.

В редакционном комментарии эмигрантской газеты "Вечерний звон" с горечью отмечалось, что письмо азербайджанского журналиста, посланное и самому А.Д.Сахарову, а также в советские и западные издания, света не увидело и ответа не удостоилось. "Критерий отношения к информации, а равно и к ситуации у человека или институции, борющейся за права ли человека или за иные формы справедливости, – замечала газета, – должен определяться не личными или семейными пристрастиями, но некоторой нравственной обязанностью, общей и не зависящей от национальных, религиозных или иных различий… Армения и Азербайджан – это Восток. А на Востоке существует обычай выслушать две стороны, прежде чем судить поспоривших".

Андрей Дмитриевич Сахаров (пусть земля ему будет пухом) не раз пользовался своим исключительным положением в мире, чтобы создать об азербайджанцах мрачное впечатление, как о каких-то краснокожих из романа Гюстава Эмара, об армянах же.как о многострадальной жертвенной нации.

Ограничусь одним лишь примером. В декабре 1988 года, за несколько дней до своего приезда в Баку, академик Сахаров в интервью по радао сообщил всему миру, что в Азербайджане в очередной раз убивают армян. На сей раз – в Кировабаде. Убито 193 человека, ранено 187, и в связи с убийствами потребовал сформировать вооруженные отрядил самообороны из армянского населения Нагорного Карабаха.

На встрече в Баку писатель Максуд Ибрагимбеков спросил академика: "Андрей Дмитриевич! Вам уже известны факты, из которых явствует, что в Кировабаде погибло восемь человек, известны и фамилии, и национальная принадлежность каждого из погибших: три солдата – русский, белорус, украинец, один азербайджанец, женщина-азербайджанка с ребенком и два армянина. Разве это мало, восемь человек? Откуда же Вы взяли число 193?"

Дальнейшую ситуацию Максуд Ибрагимбеков изло-’жил на заседании Совета по межнациональным отношениям журнала "Дружба народов":

"Сахаров на это ответил, что действительно ошибся и согласился, что с цифрами следует обращаться осторожно. Кто сообщил ему первоначальное число погибших, он не сказал. Не сказала этого и принимавшая самое активное участие во встрече его жена -Алиханян-Боннэр, дама строгая и. судя по некоторым деталям и реакции Сахарова, решительная до чрезвычайности…"

Азербайджанский писатель, бессильный против столь тотальной дезинформации общественного мнения, с сожалением констатирует;

"Недоразумение с цифрами разъяснилось в присутствии сорока-пятидесяти человек, а заявление о массовых убийствах в Кировабаде было сделано на весь мир!"

Замечу, что сахаровское заявление и сейчас в ходу, хотя академика нет в живых, а Кировабаду возвращено его древнее название Гянджа. Вот ведь в чем суть…

Меня же, вправду сказать, не то чтобы очень беспокоила древняя история этого края с чистейшими родниками и бурливыми реками, с обильными виноградниками и тутовниками (а в недрах – цинк, свинец и другие ценности, попроще), но я хотел представить, что за люди населяли эту благословенную Богом землю к началу нынешнего столетия, то есть прадеды, отцы и деды ныне живущих.

И мне повезло. Друзья-ученые навели на след: в 1899 году в Тифлисе была издана книга М.А.Скибицкого "Материалы для устройства казенных летних и зимних пастбищ и для изучения скотоводства на Кавказе". Скибицкий поместил в ней составленную им в десятиверстном масштабе (по современным меркам – 1 : 420000) "Карту Гарабагских казенных летних пастбищ". Сама эта бесценная карта сохранилась лишь в библиотеке Баку, а из хранилищ Ленинграда, Тбилиси, Москвы она исчезла. Про Ереван и говорить нечего. То есть -сама книга есть, а основа ее, карта Гарабага с описанием тогдашних дымов и их обитателей, уничтожена как след.

Что же можно прочесть у Скибицкого про исследованный им Гарабаг?

"Гарабагские летние пастбища (эйлаги) расположены в пределах местности, называемой Гарабагом, и составлявшей прежде, до присоединения ее в 1828 году к России, особые Гарабагское ханство. Оно простирается по долготе… на 102,4 версты, а по широте …на 146 верст (автор указывает точные географические координаты Карабаха в градусах, минутах и секундах, которые я опускаю – Ю.П.)".

Но самые уникальные сведения Скибицкий приводит о количестве дворов (дымов), селений и об этническом составе населения исследованного им Гарабага:

"Из общего числа пользователей описываемыми эйлагами, выражающегося 26038 дымами, которые распределены между 452 селениями, 4048 дымов живут в 81 селении Джебраильского уезда, 5064 дыма – в 102 селениях Джеванширского уезда, 331 дым – в 4 селениях Елисаветпольского уезда, 9432 дыма – в 175 селениях Зангезурского уезда, 5223 дыма – в 81 селении Шушинского уезда и 1940 дымов – в 9 селениях Джеватского уезда".

За живыми дымами землевладельцев и пастухов становилось ясно, что наиболее крупные их селения располагались в Джеватском уезде (в среднем по 215 дымов в каждом), а в остальных жили ровно, по 50-80 дашов на село.

"По племенному составу, – продолжает М.А.Скибицкий. – сказанные пользователи подразделяются на азербайджанцев, курдов, армян и татов. Азербайджанцы (тюрки) в количестве 18919 дымов (прикинем, что дымы азербайджанцев к началу нынешнего века составляли 72,6 процента от "общего числа пользователей описываемыми эйлагами" – ЮЛ.) живут в 333 отдельных селениях (и число азербайджанских сел определялось тем же процентом, раз уж мы принялись считать – Ю.П), разбросанных по всему Гарабагу, и в двух селениях, расположенных в Ганжинской низменности; курды в составе 3510 дымов (13,5 процента – Ю.П.) живут в 69 селениях по ущельям рек Акары и Бергушета в Занге-зурском уезде, Тертера и Тутху в Джеванширском уезде и по нижнему течению р.Бергушета в Джебраильском уезде; армяне в составе 3408 дымов (13 процентов -Ю.П.) – в 47 селениях возвышенной части Джеванширского, Зангезурского иДжебраильского уездов".

Как видим, несмотря на переселенческую политику царского правительства православной России, соотношение азербайджанцев и армян в Карабахе перед началом XX столетия было по меньшей мере, как 4 : 1. Но почему же исчезла карта М.А. Скибицкого из библиотек научных центров страны? Отгадку этой детективной истории мне подсказал грузинский писатель К.Г.Чавчавадзе. Поскольку нынешние армянские историки и политические деятели неустанно настаивают на том, что Карабах исконно населен был армянами, азербайджанцы же там – пришлый народ, кочевники, то карта, составленная М.А.Скибицким, факт. малоприятный для этой версии. Что же делать? "Уничтожить факт: или стереть, или выскоблить историческую надпись, или же переиначить ее в свою пользу", – вот каков ответ об упражнениях армянских "книжников-грамотеев" в труде И.Г.Чав-чавадзе "Армянские ученые и вопиющие камни" (Тифлис, 1902 год). "Свои мнения и исследования, -продолжает Чавчавадзе, – они ценят на вес золота, а чужим, если они им не на руку, – грош цена". Я не считаю мнение грузинского писателя по поводу фальсификаций и подтасовок столь уж неоспоримым, хотя в книге его немало убедительных примеров того, как "армянские историки тянут свою канитель и селятся там, где никогда не жили. Разве не ясно, что этою поверхностною ученостью они желают убедить мир, будто за ними историческое право занять эти места".

Как бы там ни было, но в феврале 1989 года армянский центр США провел в Колумбийском университете конференцию, приуроченную к годовщине армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха. Ученые и там доказывали… Впрочем, о том, что происходило на этой конференции, подробно поведал в интервью бакинской газете "Элм" известный советолог, специалист по вопросам Азербайджана Тадеуш

Свентоховский. Приглашение на конференцию он принял неохотно, советовал организаторам пригласить представителя азербайджанского народа, так как только азербайджанец, по его мнению, смог бы дать необходимые разъяснения в этом вопросе. Но…

Вопрос: – Простите, профессор, армяне не нашли никого из азербайджанцев или же не захотели приглашать их на конференцию?

Свентоховскай: – Они сказали, что не нашли. Я не проверял, так ли это… Я выступил на конференции. Мой доклад занял примерно 40 минут. Кроме карабахской проблемы, я затронул в своем докладе историю армяно-азербайджанских межнациональных отношений. На конференции, кроме армян, присутствовали и американские ученые.

В своем докладе я прежде всего отметил, что все армяне, проживающие в настоящее время в Закавказье, включая и Азербайджан, являются пришлым, а не коренным народом. Большая часть из них была переселена в XIX веке из Ирана и Турции. Благодаря своему христианскому происхождению, особым отношениям с царской Россией, они добились больших льгот для себя. Несмотря на то, что они были пришлыми, армяне получили большие преимущества в области образования, в социальной и экономической области. Такая тенденция наблюдалась не только в Азербайджане, но и в Грузии, в результате чего между армянами и грузинами появились непримиримые противоречия.

Вопрос: – Но ведь и грузины христиане, чем же это объясняется?

Свентоховский: – Дело не в религии. Здесь большую роль играет экономическое положение. В материальном отношении армяне имели более сильные позиции. Азербайджанцы и грузины расценивали это как результат опеки царского правительства. (Отмечу, что армянин граф М.Т.Лорис-Меликов в 30-ых годах прошлого века возглавлял министерство внутренних дел Российской империи – Ю.П.). Короче, эмигрировавшие из Ирана и Турции на Кавказ армяне находились под всесторонней опекой царской России.

Вопрос: – Профессор, чем можно объяснить подобную опеку?

Свентоховский: – Одна из причин состоит в том, что армяне жили на территории Восточной Анатолии Османской империи, и царская Россия могла использовать их в своей внешней политике. Многие армяне служили в царской армии на Кавказе, азербайджанцы же были освобождены от воинской обязанности. Кроме того, крупная торговля находилась в руках армян, значительная часть нефтяной промышленности Баку также контролировалась армянами. Правда, основной контроль в этой области осуществляли азербайджанцы, но армяне тоже играли здесь большую роль. (Добавлю от себя, что, кроме Нобеля, бакинскую нефть делили между собой до революции азербайджанский промышленник Тагиев и армянский капиталист Манташев – Ю.П.). Было бы уместно отметить, что несмотря на опеку со стороны властей, между армянами и русскими также возникали противоречия. Так, в начале нашего века армянские террористы выступали и против царского правительства. Но в целом они были солидарны друг с другом.

Вопрос: – Вернемся к последним событиям. Не является ли, по-вашему, требование армян о присоединении Нагорного Карабаха к Армении незаконным и безосновательным? Если рассуждать по их логике, то завтра мексиканцы потребуют Калифорнию, пуэрториканцы Нью-Йорк, а кубинцы – Флориду.

Свентоховский: – Да, я думаю, что требования армян несправедливы. Во-первых, нельзя забывать, что армяне здесь пришлый народ. Все армяне Нагорного Карабаха являются внуками и правнуками эмигрировавших сюда армян. (Позавчера, 27 марта 1992 года, в репортаже из Еревана по Российскому ТВ, подчеркивая героизм людей, ведущих "национально-освободительную" войну, журналист сравнил карабахских армян с российскими казаками и поморами, не подозревая, видимо, что попал-то в точку: и казаки, и поморы действительно расселялись по окраинам империи с определенно колониальными целями – Ю.П,), Я не хочу сказать, что здесь армяне никогда не жили. Однако, даже местные, коренные армяне жили в составе Карабахского ханства и Гянджинской губернии, на исконно азербайджанской земле. Если мы возьмем такие области, как экономика, транспорт, торговля или любая другая, то увидим, что Карабах связан не с Арменией, а с Азербайджаном. Я вновь хочу отметить, что у армян, как и у других национальностей, проживающих компактно вне своей республики, нет никаких оснований требовать у другой республики пересмотра границ. Такие требования должны отклоняться, так как и другие национальные меньшинства начнут выдвигать подобные требования. (Вспомним, что в том же 1989 году. в сентябре, отчитываясь на пленуме ЦК, М.С.Горбачев, видимо, по совету специалистов типа Г.Старовойтовой, столь очевидную истину "требования должны отклоняться" обошел в присущей ему слово-блудной манере: "состоялись неоднократные встречи… было принято масштабное постановление… создан Комитет особого управления… туда направлялись комиссии" -Ю.П.). Существует опасность, что в случае, если армянам удастся добиться своего в карабахском вопросе, то русские начнут предъявлять свои претензии на территории других республик. По-моему, советское руководство понимает это. ("Процесс пошел" – эти два слова и застряли у нас в памяти от затеянного Арменией идейного национализма, поощряемого властями России на беду ее многих народов – Ю.П.).

Вопрос: Зачем же, как Вы думаете, весь этот сырбор?

Свентоховскай: – Трудно ответить на этот вопрос. На протяжении многих лет азербайджанцы жили с армянами в добрососедстве. По мнению некоторых армянских лидеров, надо воспользоваться удобным случем, так как судьба перестройки неопределенна и неизвестно, сколько еще она протянет. Именно поэтому они хотят воспользоваться удобным моментом для перекройки границ. (Идеологиня карабахского конфликта, тогда еще никому не известная Галина Старовойтова, синхронно с конференцией в Колумбийском университете, в том же феврале 1989 года заявила со страниц журнала "Родина": "право нации на самоопределение – выше ценностей государственности". Правда, еще со знаком вопроса: "не следует ли признать?" – Ю.П.). Отмечу, что деятельность армян в этом направлении хорошо организована и продумана. Они продемонстрировали прочное единство. Для оценки действий их руководства нет слов. По-моему, их деятельность, их единство и солвдарность должны стать примером для азербайджанцев. Хотя это и не имеет никакого отношения к их незаконным требованиям.

Вопрос: – Азербавджанцы, компактно проживающие в Армении, никогда не вьадвигали подобных требований. ’Ведь они могли бы сделать то же самое?

Свентоховскай: – Да, конечно, любая нация может претендовать на ту или иную территорию. Но это должны быть справедливые притязания…

Заметным событием того же, 1989 года, стало письмо ленинградского рабочего НПО "Электронмаш" Игоря Пояркова, адресованное председателю Комитета Конституционного надзора СССР Сергею Алексееву. Взгляд Пояркова на конфликт в Карабахе состоял в том, что "тупиковая ситуация в этом регионе создана не столько обезумевшими от национализма людьми, сколько беспринципностью органов власти СССР, в том числе и возглавляемым вами комитетом".

"Если им (армянам – Ю.П.) – продолжал Игорь Поярков, – в какой-то момент больше всех других прав на свете стало необходимым право на самоопределение нации (подчеркнуто автором письма – Ю.П.), они свободео н в полной мере могут им воспользоваться, уезжая из НКАО в Армению! Почему же они этого не делают?

Они желают уехать в Армению вместе с территорией, на которой проживают. А без территории? Без территории они не хотят!

Весьма сожалею, но совершенно очевидно, что этим людям все-таки важнее территория, на которой они проживают, чем самоопределение нации. Самоопределение армян уже есть. Сколько же раз одна нация пожелает самоопределяться?"

Анализируя 70-ю и 78-ю статьи Конституции СССР. Игорь Поярков, как и люди, принимающие в конфликте вольное или невольное участие, оглядывался на государство, ждал, что медлительный и неповоротливый Центр открыто назовет виновников конфликта: "кто они -иациональные герои, освободители? Или заурад^юе хулиганье и бандиты?".

Отсутствие позиции государства в течение двух лег вызывало, по мнению Пояркова, в обеих республиках "рост числа экстремистов и их желания оказать на государство возможно более сильное давление. Попутио лилась кровь, подхлестывая события".

"Что же вы медлите с объяснениями? – вопрошал рабочий юристов Комитета Конституционного надзора, – если я разобрался в вопросе, уввдел причины и следствия за пять минут (два дня у меня ушло на то, чтобы добыть экземпляр "Конституции СССР"?).

Укор его "медлить два долгих года, медлить, когда рушится экономика целых регионов, сотни тысяч людей изгоняются из своих домов, а число погибших исчисляется сотнями, нельзя",- остался безответным.

Письмо Пояркова было обнародовано лишь газетой "Бакинский рабочий", и то с серьезными цензурными купюрами. Назову основные из них, проливающие свет прежде всего на азербамджанских идеологов, на их полную зависимость и покорность перед Москвой.

Купюра первая: "На какой авторитет и уважение этот Союз ССР может рассчитывать, если позволяет полоскать статьи собственной Конституции в помойном ведре ереванских митингов?"

Купюра вторая. В медлителыюсти Поярков обгонял не только Комиссию С.С.Алексеева, но и "Правительство тов.Рыжкова, и Президиум Верховного Совета СССР, возглавляемый двумя юристами и лично Генеральным секретарем тов.Горбачевым".

Редактор "Бакинского рабочего" убрал из текста Пояркова упоминание о том, что "и не велась бы сегодня война Армении против Азербайджана с применением вертолетов, бронетранспортеров и артиллерии".

И что самое главное, решительную концовку: "Националистическая пена в Армении не спадает и сама по себе не спадет. Никто из людей, схватившихся там за оружие, не читал Конституции СССР и не разбирался в ней. Они глотали то, что им в обработанном для употребления воде выдавалось там на митингах идеологами конфликта. Кто эти идеологи? Для меня бесспорно: человек, нарушающий Закон и подстрекающий множество людей на нарушение Закона, есть преступник, попросту не успевший сесть на скамью подсудимых Нюрнбергского процесса".

Так вот рассуждал ленинградский рабочий Игорь Поярков, веривший, как многие шукшинские "чудики", в государство и его законы, обязательные для всех.

Напомню, для сравнения, позицию М.С.Горбачева по этому поводу: "Советские законы предусматривают наказание за разжигание национальной розни, и правоохранительные органы должны обеспечивать безусловное их соблюдение".

А главные персонажи для "наказания за разжигание национальной розни" находились в самом близком окружении Генсека и Президента, манипулируя им, подобно кукловодам.

Профессор же Свентоховский свой доклад в Колумбийском университете в феврале 1989 года закончил следующим пожеланием:

"Сейчас следует думать о восстановлении добрых отношений между армянами и азербайджанцами. Дружба между этими двумя народами должна быть возрождена. Ведь и близкие соседи иногда спорят. Конфликт этот следует устранить. Нельзя допускать кровавых столкновений, так как после них трудно восстанавливать дружбу…"

Его выступление не понравилось армянским участникам конференции. Профессор с болью вспоминал, как к нему подошел один из них, посмотрел в глаза и плюнул Свентоховскому под ноги со словами:

"Что вы за ученый? Как вы можете утверждать, что вы являетесь американским ученым? – и добавил по-армянски: – Пусть твое лицо будет грязнее моей подошвы!"

Глава I

Глава II

Глава III

продолжение следует…

Источник: Bakililar.AZ: новости Азербайджана